Маленький принц / Küçük Prens — czytaj online. Strona 7

Rosyjsko-turecka dwujęzyczna książka

Антуан де Сент-Экзюпери

Маленький принц

Antoine de Saint-Exupéry

Küçük Prens

Но, подумав, спросил:

Biraz düşündükten sonra ekledi:

— А как это — приручить?

“Evcil ne demek?”

— Ты не здешний, — заметил Лис. — Что ты здесь ищешь?

“Buralı değilsin besbelli. Ne arıyorsun burada?”

— Людей ищу, — сказал Маленький принц. — А как это — приручить?

“İnsanları arıyorum. Evcil ne demek?”

— У людей есть ружья, и они ходят на охоту. Это очень неудобно! И ещё они разводят кур. Только этим они и хороши. Ты ищешь кур?

“İnsanlar,” dedi tilki, “insanların tüfekleri vardır. Ava çıkarlar. Hepimizin rahatını kaçırırlar. Bir de kümeslerde tavuk beslerler. Başka dertleri yoktur. Yoksa piliç mi arıyorsun?”

— Нет, — сказал Маленький принц. — Я ищу друзей. А как это — приручить?

“Hayır, dost arıyorum. Evcil ne demek?”

— Это давно забытое понятие, — объяснил Лис. — Оно означает: создать узы.

“Artık kimselerin umursamadığı bir geleneğin gereği. Bağlar kurmak demektir.”

— Узы?

“Bağlar kurmak mı?”

— Вот именно, — сказал Лис. — Ты для меня пока всего лишь маленький мальчик, точно такой же, как сто тысяч других мальчиков. И ты мне не нужен. И я тебе тоже не нужен. Я для тебя всего только лисица, точно такая же, как сто тысяч других лисиц. Но если ты меня приручишь, мы станем нужны друг другу. Ты будешь для меня единственным в целом свете. И я буду для тебя один в целом свете…

“Evet. Sözgelimi sen benim için şimdi yüz binlerce oğlan çocuğundan birisin. Ne senin bana bir gereksinmen var ne de benim sana. Ben de senin için yüz binlerce tilkiden biriyim. Ama beni evcilleştirirsen birbirimize gereksinme duyarız. Sen benim için dünyada bir tane olursun, ben de senin için.”

— Я начинаю понимать, — сказал Маленький принц. — Была одна роза… наверно, она меня приручила…

“Biraz biraz anlıyorum,” dedi Küçük Prens, “bir çiçek var… Galiba beni evcilleştirdi.”

— Очень возможно, — согласился Лис. — На Земле чего только не бывает.

“Olabilir,” dedi tilki, “dünyada neler olmuyor ki?”

— Это было не на Земле, — сказал Маленький принц.

“Ama bu dediğim Dünya’da olmadı!”

Лис очень удивился:

Tilki şaşırmış, meraklanmıştı:

— На другой планете?

“Yoksa başka bir gezegende mi?”

— Да.

“Evet.”

— А на той планете есть охотники?

“O gezegende avcı var mıdır?”

— Нет.

“Yok.”

— Как интересно! А куры есть?

“Bak bu çok ilginç. Peki, ya piliç?”

— Нет.

“Yok.”

— Нет в мире совершенства! — вздохнул Лис.

“Hiçbir şey tam istendiği gibi olmuyor,” dedi tilki içini çekerek:

Но потом он вновь заговорил о том же:

Ama hemen konuya döndü:

— Скучная у меня жизнь. Я охочусь за курами, а люди охотятся за мною. Все куры одинаковы, и люди все одинаковы. И живётся мне скучновато. Но если ты меня приручишь, моя жизнь словно солнцем озарится. Твои шаги я стану различать среди тысяч других. Заслышав людские шаги, я всегда убегаю и прячусь. Но твоя походка позовёт меня, точно музыка, и я выйду из своего убежища.

“Hayatımda hiç değişiklik yoktur. Ben piliçleri avlarım, insanlar beni avlar. Bütün piliçler birbirine benzer, bütün insanlar da. Doğrusu epey sıkıcı. Ama beni bir evcilleştirsen hayatım günlük güneşlik oluverir. Öteki ayak seslerinden apayrı bir ayak sesi tanırım. O sesler korkuyla kovuğuma kaçırtır beni, seninkiyse tatlı bir ezgi gibi yeraltından çağıracaktır.

И потом — смотри! Видишь, вон там, в полях, зреет пшеница? Я не ем хлеба. Колосья мне не нужны. Пшеничные поля ни о чём мне не говорят. И это грустно! Но у тебя золотые волосы. И как чудесно будет, когда ты меня приручишь! Золотая пшеница станет напоминать мне тебя. И я полюблю шелест колосьев на ветру…

Bak, öteki buğday tarlalarını görüyor musun? Ben ekmek yemem. Buğdayın önemi yok benim için. Buğday tarlaları bana bir şey demiyor. Bu çok acı ama senin saçın altın renginde. Beni evcilleştirsen ne iyi olurdu, bir düşün! Altın rengindeki başaklar seni anımsatacak artık. Başaklardaki rüzgârı dinlemeye can atacağım.”

Лис замолчал и долго смотрел на Маленького принца. Потом сказал:

Tilki sustu ve uzun bir süre Küçük Prens’i süzdü:

— Пожалуйста… приручи меня!

“Ne olursun evcilleştir beni,” dedi.

— Я бы рад, — отвечал Маленький принц, — но у меня так мало времени. Мне ещё надо найти друзей и узнать разные вещи.

“Çok isterdim ama vaktim az. Dostlar edinmeli, yeni şeyler tanımalıyım.”

— Узнать можно только те вещи, которые приручишь, — сказал Лис. — У людей уже не хватает времени что-либо узнавать. Они покупают вещи готовыми в магазинах. Но ведь нет таких магазинов, где торговали бы друзьями, и потому люди больше не имеют друзей. Если хочешь, чтобы у тебя был друг, приручи меня!

“Yalnız evcilleştirdiğin şeyleri tanıyabilirsin,” dedi tilki, “insanların tanımaya ayıracak zamanları yok artık. Aldıklarını hazır alıyorlar dükkânlardan. Ama dost satan dükkânlar olmadığı için dostsuz kalıyorlar. Dost istiyorsan beni evcilleştir işte…”

— А что для этого надо делать? — спросил Маленький принц.

“Evcilleştirmek için ne yapmalıyım?”

— Надо запастись терпеньем, — ответил Лис. — Сперва сядь вон там, поодаль, на траву — вот так. Я буду на тебя искоса поглядывать, а ты молчи. Слова только мешают понимать друг друга. Но с каждым днём садись немножко ближе…

“Çok sabırlı olmalısın. Önce benden biraz ötede çimenlerin arasında oturacaksın. Şöyle. Ben seni göz ucuyla süzeceğim, sen ağzını açmayacaksın. Çünkü sözcükler, yanlış anlama kaynağıdır. Her gün biraz daha yakınımda oturursun…”

Назавтра Маленький принц вновь пришёл на то же место.

Ertesi gün Küçük Prens yine geldi.

— Лучше приходи всегда в один и тот же час, — попросил Лис. — Вот, например, если ты будешь приходить в четыре часа, я уже с трёх часов почувствую себя счастливым. И чем ближе к назначенному часу, тем счастливее. В четыре часа я уже начну волноваться и тревожиться. Я узнаю цену счастью! А если ты приходишь всякий раз в другое время, я не знаю, к какому часу готовить своё сердце… Нужно соблюдать обряды.

“Hep aynı saatte gelsen daha iyi olur,” dedi tilki, “sözgelimi öğleden sonra saat dörtte gelecek olsan ben saat üçte mutlu olmaya başlarım. Her geçen dakika mutluluğum artar. Saat dört dedi mi meraktan yerimde duramaz olurum. Mutluluğumun armağanını veririm sana. Ama gelişigüzel gelirsen içimi sana hangi saatte hazırlayacağımı bilemem. Ayinsiz olmuyor.”

— А что такое обряды? — спросил Маленький принц.

“Ayin nedir?”

— Это тоже нечто давно забытое, — объяснил Лис. — Нечто такое, отчего один какой-то день становится не похож на все другие дни, один час — на все другие часы. Вот, например, у моих охотников есть такой обряд: по четвергам они танцуют с деревенскими девушками. И какой же это чудесный день — четверг! Я отправляюсь на прогулку и дохожу до самого виноградника. А если бы охотники танцевали когда придётся, все дни были бы одинаковы и я никогда не знал бы отдыха.

“O da artık kimsenin umursamadığı bir gelenek. Bir günü öbür günlerden, bir saati öbür saatlerden ayırır. Sözgelimi peşimdeki avcıların bir ayinleri var. Her perşembe köylü kızlarla dans ederler. Bu yüzden perşembe benim için eşsiz bir gündür! O gün bağlara kadar uzanırım. Avcılar belirsiz günlerde dans etselerdi, bütün günler birbirine benzeyecek, ben de hiç keyif çatamayacaktım.”

Так Маленький принц приручил Лиса. И вот настал час прощанья.

Küçük Prens tilkiyi evcilleştirdi. Ayrılık saati yaklaşınca tilki:

— Я буду плакать о тебе, — вздохнул Лис.

“Ah,” dedi “gözyaşlarımı tutamayacağım.”

— Ты сам виноват, — сказал Маленький принц. — Я ведь не хотел, чтобы тебе было больно, ты сам пожелал, чтобы я тебя приручил…

“Suç sende,” dedi Küçük Prens. “Sana kötülük etmeyi düşünmemiştim, kendin istedin evcilleşmeyi.”

— Да, конечно, — сказал Лис.

“Orası öyle.”

— Но ты будешь плакать!

“Şimdi de gözyaşlarını tutamıyorsun.”

— Да, конечно.

“Orası öyle.”

— Значит, тебе от этого плохо.

“Öyleyse bundan bir kazancın olmadı!”

— Нет, — возразил Лис, — мне хорошо. Вспомни, что я говорил про золотые колосья.

“Oldu, oldu,” dedi tilki, “başak tarlaları meselesi…”

Он умолк. Потом прибавил:

Sonra ekledi:

— Поди взгляни ещё раз на розы. Ты поймёшь, что твоя роза — единственная в мире. А когда вернёшься, чтобы проститься со мной, я открою тебе один секрет. Это будет мой тебе подарок.

“Git, bir daha bak güllere. Seninkinin eşsiz olduğunu anlayacaksın. Sonra gel, helalleşelim; sana bir sır vereceğim.”

Маленький принц пошёл взглянуть на розы.

Küçük Prens, güllere bir daha bakmaya gitti:

— Вы ничуть не похожи на мою розу, — сказал он им. — Вы ещё ничто. Никто вас не приручил, и вы никого не приручили. Таким был прежде мой Лис. Он ничем не отличался от ста тысяч других лисиц. Но я с ним подружился, и теперь он — единственный в целом свете.

“Siz benim gülüme hiç mi hiç benzemiyorsunuz. Şimdilik değersizsiniz. Ne sizi evcilleştiren olmuş ne de siz kimseyi evcilleştirmişsiniz. Tilkim eskiden nasıldı, öylesiniz. O da önceleri tilkilerden bir tilkiydi ama ben onu dost edindim, şimdi dünyada bir tane.”

Розы очень смутились.

Güller güç duruma düşmüşlerdi.

— Вы красивые, но пустые, — продолжал Маленький принц. — Ради вас не захочется умереть. Конечно, случайный прохожий, поглядев на мою розу, скажет, что она точно такая же, как вы. Но мне она одна дороже всех вас. Ведь это её, а не вас я поливал каждый день. Её, а не вас накрывал стеклянным колпаком. Её загораживал ширмой, оберегая от ветра. Для неё убивал гусениц, только двух или трёх оставил, чтобы вывелись бабочки. Я слушал, как она жаловалась и как хвастала, я прислушивался к ней, даже когда она умолкала. Она — моя.

“Güzelsiniz ama boşsunuz,” diye ekledi. “Kimse sizin için canını vermez. Buradan geçen herhangi bir yolcu benim gülümün size benzediğini sansa bile o tek başına topunuzdan önemlidir. Çünkü üstünü fanusla örttüğüm odur, rüzgârdan koruduğum odur, kelebek olsunlar diye bıraktığımız birkaç tanenin dışında bütün tırtılları uğrunda öldürdüğüm odur. Yakınmasına, böbürlenmesine hatta susmasına kulak verdiğim odur. Çünkü benim gülümdür o.”

И Маленький принц возвратился к Лису.

Sonra tilkiyle buluşmaya gitti:

— Прощай… — сказал он.

“Hoşça kal,” dedi.

— Прощай, — сказал Лис. — Вот мой секрет, он очень прост: зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь.

“Hoşça git,” dedi tilki. “Vereceğim sır çok basit: İnsan ancak yüreğiyle baktığı zaman doğruyu görebilir. Gerçeğin mayası gözle görülmez.”

— Самого главного глазами не увидишь, — повторил Маленький принц, чтобы лучше запомнить.

Küçük Prens unutmamak için tekrarladı:
“Gerçeğin mayası gözle görülmez.”

— Твоя роза так дорога тебе потому, что ты отдавал ей всю душу.

“Gülünü bunca önemli kılan, uğrunda harcadığın zamandır.”

— Потому что я отдавал ей всю душу… — повторил Маленький принц, чтобы лучше запомнить.

Küçük Prens unutmamak için tekrarladı:
“Uğrunda harcadığım zamandır.”

— Люди забыли эту истину, — сказал Лис, — но ты не забывай: ты навсегда в ответе за всех, кого приручил. Ты в ответе за твою розу.

“İnsanlar bu gerçeği unuttular, sen unutmamalısın. Evcilleştirdiğin şeyden her zaman sen sorumlusun. Gülünden sen sorumlusun…”

— Я в ответе за мою розу… — повторил Маленький принц, чтобы лучше запомнить.

Küçük Prens unutmamak için tekrarladı:
“Gülümden ben sorumluyum…”

ГЛАВА XXII

XXII

— Добрый день, — сказал Маленький принц.

“Günaydın,” dedi Küçük Prens.

— Добрый день, — отозвался стрелочник.

“Günaydın,” dedi demiryolu makasçısı.

— Что ты здесь делаешь? — спросил Маленький принц.

“Ne yapıyorsun burada?”

— Сортирую пассажиров, — отвечал стрелочник. — Отправляю их в поездах по тысяче человек за раз — один поезд направо, другой налево.

“Yolcuları bölük bölük ayırıyorum. Onları taşıyan trenleri bazen sağa yolluyorum, bazen sola.”

И скорый поезд, сверкая освещёнными окнами, с громом промчался мимо, и будка стрелочника вся задрожала.

Birden göz kamaştıran ışıklarıyla bir tren fırtına gibi geçerek makasçının kulübesini sarstı.

— Как они спешат, — удивился Маленький принц. — Чего они ищут?

“Acele ediyorlar,” dedi Küçük Prens, “neden acaba?”

— Даже сам машинист этого не знает, — сказал стрелочник.

“Makiniste sorsan o da bilmez.”

И в другую сторону, сверкая огнями, с громом пронёсся ещё один скорый поезд.

O sırada ters yönden göz alıcı ışıklarla ikinci bir tren fırtına gibi geçti.

— Они уже возвращаются? — спросил Маленький принц.

“Ne çabuk döndüler?”

— Нет, это другие, — сказал стрелочник. — Это встречный.

“Bunlar onlar değil,” dedi makasçı, “bu karşıdan gelen tren.”

— Им было нехорошо там, где они были прежде?

“Bulundukları yerden memnun kalmamışlar herhalde.”

— Там хорошо, где нас нет, — сказал стрелочник.

“Kimse yerinden memnun değildir,” dedi makasçı.

И прогремел, сверкая, третий скорый поезд.

Bir üçüncü trenin göz alıcı ışıklar içinde fırtına gibi geçişini duydular.

— Они хотят догнать тех, первых? — спросил Маленький принц.

“Bunlar da birinci trendeki yolcuların peşinde mi?”

— Ничего они не хотят, — сказал стрелочник. — Они спят в вагонах или просто сидят и зевают. Одни только дети прижимаются носами к окнам.

“Kimsenin peşinde değiller. Ya uyuyorlar ya da esniyorlardır şimdi… Yalnız çocuklar burunlarını cama yapıştırmışlardır.”

— Одни только дети знают, чего ищут, — промолвил Маленький принц. — Они отдают всю душу тряпочной кукле, и она становится им очень-очень дорога, и если её у них отнимут, дети плачут…

“Zaten yalnız çocuklar ne aradıklarını bilirler,” dedi Küçük Prens. “Bezden bir bebeğe bütün zamanlarını verirler, varsa yoksa o bebektir; ellerinden alınsa ağlarlar.”

— Их счастье, — сказал стрелочник.

“Ne mutlu onlara,” dedi makasçı.

ГЛАВА XXIII

XXIII

— Добрый день, — сказал Маленький принц.

“Günaydın,” dedi Küçük Prens.

— Добрый день, — ответил торговец.

“Günaydın,” dedi satıcı.

Он торговал усовершенствованными пилюлями, которые утоляют жажду. Проглотишь такую пилюлю — и потом целую неделю не хочется пить.

Susuzluk giderici haplar satan bir adamdı bu. Haftada bir hap içtiniz mi artık içecek bir şey aramıyordunuz.

— Для чего ты их продаёшь? — спросил Маленький принц.

“Bunları neden satıyorsun?” diye sordu Küçük Prens.

— От них большая экономия времени, — ответил торговец. — По подсчётам специалистов, можно сэкономить пятьдесят три минуты в неделю.

“Zamanın boş yere harcanmasını önlemek için. Uzmanların hesabına göre bu haplar alınınca haftada elli üç dakika kazanılıyor.”

— А что делать в эти пятьдесят три минуты?

“Peki, bu elli üç dakikada ne yapacağız?”

— Да что хочешь.

“Canın ne isterse.”

«Будь у меня пятьдесят три минуты свободных, — подумал Маленький принц, — я бы просто-напросто пошёл к роднику…»

“Keyfimce harcayacak elli üç dakikam olsaydı ağır ağır bir çeşmeye doğru yürürdüm,” dedi Küçük Prens.

ГЛАВА ХXIV

XXIV

Миновала неделя с тех пор, как я потерпел аварию, и, слушая про торговца пилюлями, я выпил последний глоток воды.

Uçağımın çölde bozuluşundan sekiz gün sonraydı, yedek içme suyumun son damlasını içerken satıcının öyküsünü anlatmıştı bana.

— Да, — сказал я Маленькому принцу, — всё, что ты рассказываешь, очень интересно, но я ещё не починил свой самолёт, у меня не осталось ни капли воды, и я тоже был бы счастлив, если бы мог просто-напросто пойти к роднику.

“Anıların çok güzel,” dedim Küçük Prens’e, “ama ben daha uçağımı onaramadım. İçecek suyum da kalmadı. Ben de bir çeşmeye doğru ağır ağır yürüyebilseydim mutlu olurdum!”

— Лис, с которым я подружился…

“Dostum tilki,” diye söze başladı.

— Милый мой, мне сейчас не до Лиса!

“Sevgili küçüğüm, tilkinin bu konuyla ne ilgisi var?”

— Почему?

“Neden olmasın?”

— Да потому, что придётся умереть от жажды…

“Ama susuzluktan öleceğim nerdeyse.”

Он не понял, какая тут связь. Он возразил:

Mantığımı kavrayamamıştı.

— Хорошо, когда есть друг, пусть даже надо умереть. Вот я очень рад, что дружил с Лисом…

“İnsan susuzluktan ölecek olsa bile bir dostu olması içini serinletiyor. Sözgelimi ben, bir tilki dostum var diye çok sevinçliyim…”

«Он не понимает, как велика опасность. Он никогда не испытывал ни голода, ни жажды. Ему довольно солнечного луча…»

“İçinde bulunduğum tehlikeyi yeterince anlayamıyor,” dedim kendi kendime, “açlık, susuzluk görmemiş. Birazcık güneş yetiyor ona.”

Я не сказал этого вслух, только подумал. Но Маленький принц посмотрел на меня — и промолвил:

Bana baktı bir süre, düşüncelerimi okudu:

— Мне тоже хочется пить… пойдём поищем колодец…

“Ben de susadım. Bir kuyu arasak…”

Я устало развёл руками: что толку наугад искать колодцы в бескрайней пустыне? Но всё-таки мы пустились в путь.

Bitkince elimi salladım. Uçsuz bucaksız çölde şansa güvenerek bir kuyu aramak serüven olurdu. Yine de yürüdük.

Долгие часы мы шли молча; наконец стемнело, и в небе стали загораться звёзды. От жажды меня немного лихорадило, и я видел их будто во сне. Мне всё вспоминались слова Маленького принца, и я спросил:

Biz saatlerce konuşmadan yürüyeduralım, karanlık çökmüş, yıldızlar parıldamaya başlamıştı. Susuzluktan yanıyordum, düşteymiş gibi görüyordum yıldızları. Küçük Prens’in sözleri belleğimde dönüp duruyordu.

— Значит, и ты тоже знаешь, что такое жажда?

“Demek sen de susadın,” dedim.